ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА БЕРЗАРИН

ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА БЕРЗАРИН

«Есть в истории имена, которые не подвержены забвению. Перед ними бессильно неумолимое время, и отступает смерть. Сменяющиеся человеческие поколения хранят в своей памяти деяния этих людей, и сказания об их немеркнущей славе переходят от отцов к детям, а подвиги героев становятся воинским примером для миллионов. Великая Отечественная война советского народа против гитлеровской Германии дала миру массовый героизм наших людей, подняла на гребень священной войны невиданных сражений плеяду замечательных полководцев, смелых командиров разных родов войск и тысячи тысяч солдат: пехотинцев, танкистов, лётчиков, артиллеристов, моряков, сапёров – храбрейших из храбрых воинов, которые во имя социалистической Отчизны, не щадя жизни, обороняли родную землю от фашистских захватчиков, сражались с ненавистным врагом и вели за собой неисчислимые массы людей». (В. Закруткин).

Близится очередная годовщина Победы над фашистской Германией, и я хочу рассказать читателям о 5-й ударной армии, командующим которой был талантливейший полководец – генерал Николай Эрастович Берзарин. Сведения о 5-й ударной армии я взяла из книги «Весна победы» Фёдора Ефимовича Бокова, генерала, члена Военного Совета армии, который лично докладывал И.В. Сталину о положении на войне. Для меня же имя Николая Эрастовича, генерал-полковника, Героя Советского Союза, первого коменданта Берлина, знакомо с семи лет – когда вернулся с войны мой папа Пётр Алексеевич Усков, он был связистом и хорошо знал Николая Эрастовича. Папа ещё служил, когда погиб Берзарин, и это потрясло всех, потому что его искренне любили – талантливого полководца и очень скромного человека. Скорбели все.

ФЁДОР ЕФИМОВИЧ БОКОВ
По мере того, как Красная Армия очищала родную землю от фашистов, общая протяжённость советско-германского фронта непрерывно сокращалась. На большой карте штаба 2-го Белорусского фронта, где Ф.Е. Боков был членом Военного Совета, в апреле 1944 года этот фронт был сокращён. Поэтому Фёдор Ефимович поехал в Ставку для получения нового назначения.
По дороге он вспоминал о своём жизненном пути. В Москву приехал в конце тридцатых годов из Ленинграда, когда было принято решение о переводе в столицу Военно-политической академии имени В.И. Ленина, начальником которой он был. Здесь в стенах академии Фёдор Ефимович часто встречался с Михаилом Ивановичем Калининым, приглашал его на встречи с преподавателями и курсантами. Тут в августе 1941 года Боков работал комиссаром генерального штаба по организационным вопросам. Но через год его утвердили заместителем начальника по организационным вопросам. Он стал заместителем генерал-полковника А.М. Василевского, поэтому ему часто приходилось бывать у И.В. Сталина, докладывать об оперативной обстановке. И когда он первый раз пришёл на доклад, И.В. Сталин посмотрел на него и спросил: «Где я Вас мог видеть? Лицо мне Ваше знакомо». И Боков ответил: «На последнем предвоенном приёме выпускников академии, здесь, в Кремле». «Правильно. Докладывайте, что нового в обстановке на Сталинградском направлении».
В мае 1943 года Ф.Е. Боков уехал из Москвы в действующую армию членом Военного Совета Северо-Западного фронта.
И вот опять в мае 1944 года Фёдор Ефимович на приёме. В Ставке ему сообщили о назначении особого статуса 5-й ударной армии и предложили ему быть там членом Военного Совета Армии. «Так что скорее выезжайте. Скоро приедет и новый командарм».
Первая встреча Николая Эрастовича Берзарина и Фёдора Ефимовича Бокова произошла в приднестровском селе Глинном, где разместилось полевое управление 5-й армии.
В 1941-м году первые бои с фашистами Николай Эрастович принял под Великими Луками, дошёл до Москвы, защищал её у деревни Крюково. Ф.Е. Боков много слышал о Берзарине, теперь он был генерал-лейтенантом. Боков знал, что Берзарин воевал у озера Хасан, командовал дивизией, войну встретил командующим 27-й армии, затем возглавлял 34-ю и 20-ю армии. В марте 1943 года Николай Эрастович был тяжело ранен. Врачи извлекли из его тела 13 осколков. В сентябре он вернулся на фронт и командовал 39-й армией, а в мае 1944-го возглавил Пятую ударную.
В просторной хате, куда привели Бокова, из-за стола, на котором лежала карта, встал невысокий, хорошо сложённый генерал. Рукопожатие его было крепким и энергичным, взгляд – открытый с весёлой лукавинкой. Он удивительно располагал людей.
– Значит, будем вместе служить?
…В это время Пятая ударная армия, имея в составе два стрелковых корпуса, две отдельных стрелковых дивизии и другие части, стояла в обороне на Днестре и удерживала полосу шириной 120 километров на правом крыле Третьего Украинского фронта. На этот рубеж она вышла в апреле, захватив с тяжёлыми боями небольшой плацдарм. Армии противостояли соединения шести немецких армий и одна румынская дивизия. Эти войска прикрывали кратчайшее расстояние до столицы Молдавии.
Первое время у Ф.Е. Бокова ушло на ознакомление с дислокацией соединений, характером местности. Большую помощь Фёдору Ефимовичу оказывал заместитель командующего армией генерал-майор И.И. Варфоломеев, кадровый военный, участник Гражданской войны, окончивший военную академию. В Пятой ударной армии он служил почти со дня её основания. Быстро войти в курс дела Бокову помогал начальник политотдела генерал-майор Е.Е. Кощеев, а также доклады начальников родов войск и офицеров штаба армии, встречи с руководящими составами корпусов и дивизий.
Знакомиться к гвардейцам ездили вместе с Н.Э. Берзариным, который прибыл в армию недавно и не успел побывать во всех соединениях. Особенно большое впечатление на Бокова произвёл командир 26-го стрелкового корпуса генерал-майор П.А. Фирсов: высокий рост, богатырское телосложение, громкий и властный голос вызывали у людей особое, почтительное отношение. Это был опытный командир, который умел руководить войсками и всегда выполнял поставленные перед корпусом задачи. Большое внимание уделял боевому сколачиванию подразделения, политической учёбе, обучению пополнения, а также отработке на занятиях тем наступательного боя.
Что ещё существенно бросилось в глаза Бокову – что среди отважно сражающихся с фашистами бойцов и офицеров было мало награждённых. Обсудив положение после пребывания в частях, Берзарин и Боков решили обсудить этот вопрос на Военном Совете, пригласив туда командиров и начальников политотделов соединений.
В середине июля в Пятую ударную армию приехали генералы Ф.И. Толбухин и А.С. Желтов, чтобы определить на месте возможности для нанесения главного удара фронта в полосе данной армии. Они побывали в корпусах и дивизиях, на передовой, выслушали мнения членов Военного Совета. Обстановка, сложившаяся в тот момент на фронте, приводила к тому, что можно с успехом наносить удары по немцам и на правом, и на левом крыльях фронта. На Кишинёвском направлении в полосе Пятой ударной армии он давал большие преимущества, самое короткое расстояние до столицы Молдавии, но противник оборонялся на этом направлении силами шести немецких армий и одной румынской. Судя по обороне, противник считал, что именно здесь будет нанесён удар. Удар на левом крыле фронта с Кицканского плацдарма наносился на важнейшем операционном направлении – Фошканском. Оборону здесь держали войска 3-й румынской армии, в которой из шести соединений была только одна дивизия.
Уезжая, Ф.И. Толбухин предупредил, что освобождать Кишинёв будет 5-я ударная армия. Все стали работать над планом наступления. Работу возглавляли командарм генерал Н.Э. Берзарин и начштаба армии А.М. Кущёв. Однако наступать армии на главном направлении не пришлось, так как 2 августа 1944 года Ставка приняла решение начать в конце месяца Ясско-Кишинёвскую операцию силами второго и третьего Украинских фронтов во взаимодействии с Черноморским фронтом. Ставилась задача: окружить и уничтожить основные силы армии «Южная Украина», в дальнейшем развивать наступление вглубь Румынии и вывести её из войны.
Задача Пятой ударной армии была поставлена так: нанести главный удар силами трёх армий из района восточнее Бендер в общем направлении на Хуши. Прочно удерживать плацдарм, быть в готовности преследовать противника.
Пятой армии предстояло имитировать создание мощной группировки на Кишинёвском направлении, в случае отхода немцев овладеть Кишинёвом. Но противник должен поверить, что именно здесь будет нанесён главный удар.
514 макетов танков, самоходных установок пушек, миномётов и автомашин, более пяти тысяч различных укрытий были изготовлены, построены и размещены в ложных районах сосредоточения.
Особенно большое внимание Военный совет и штаб уделили имитации сосредоточения ударной группировки: в районе Реймаровки – стрелкового корпуса, у Григориополя – механизированного корпуса, у Ташлыка – артиллерийской дивизии прорыва. Сюда же в тёмное время суток двигались настоящие танки, орудия, машины и пехота. Ночью же войска совершали возвращение на плацдарм.
Всё, проделанное армией, принесло свои результаты. Противник начал отступление, и генерал Берзарин отдал приказ о наступлении.
Ровно в 2.30 по сигналу командующего артиллерией армии загрохотали наши пушки. Артиллерийский огонь по заранее разведанным опорным пунктам и позициям противника был внезапным и сокрушающим. Уже в пять часов утра над многими зданиями, укреплениями обороны врага взвились красные флаги. Затем, используя бреши, в наступление были введены командирами корпусов заранее сформированные отряды, состоящие из пехоты на автомашинах, артиллерийских и других средств усиления.
К вечеру войска Пятой ударной армии с севера, востока и юга охватили Кишинёв и создали угрозу окружения вражеского гарнизона. Начался штурм засевшего в городе противника. После артиллерийского обстрела его противотанковых районов и узлов сопротивления небо прочертили трассы реактивных установок, а потом поднялись в атаку стрелковые подразделения. С наблюдательного пункта Берзарину хорошо было видно поле боя.
С боями, очищая от гитлеровцев улицу за улицей, квартал за кварталом, воины Пятой ударной армии 24 августа в 16.00 полностью освободили Кишинёв от немецко-фашистских захватчиков. Восторженно встречали освободителей жители, которые под властью фашистов пробыли 1134 дня.
Подводя итоги сражения за Кишинёв, достаточно сказать, что с 22 августа по 5 сентября только Пятая ударная армия захватила в плен 22320 вражеских солдат и офицеров, в том числе командиров двух дивизий и четырёх полков, генерала Эйхштадта.
Погибли и наши воины, много было раненых, для них был развёрнут госпиталь на десять тысяч мест. 650 красноармейцев, сержантов и офицеров представлены к наградам.
24 августа Московское радио возвестило об освобождении Кишинёва. Среди военачальников, отличившихся в боях, был назван Н.Э. Берзарин.
Публикацию по книге Ф.Е. Бокова
«Весна победы» подготовила краевед Л. АЛЕКСАНДРОВСКАЯ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content